Афоризм 8

Шива сутра вимаршини. Глава 2.
2.8

ईदृशस्यास्य मातृकाचक्रसम्बोधवतः—

शरीरं हविः॥८॥

सर्वैर्यत्प्रमातृत्वेनाभिषिक्तं स्थूलसूक्ष्मादिस्वरूपं शरीरं तन् महायोगिनः परस्मिंश्चिदग्नौ हूयमानं हविः शरीरप्रमातृताप्रशमनेन सदैव चिन्मातृताभिनिविष्टत्वात्। यदुक्तं श्रीविज्ञानभैरवे

महाशून्यालये वह्नौ भूताक्षविषयादिकम्।
हूयते मनसा साकं स होमः स्रुक्च चेतना॥

इति। श्रीतिमिरोद्घाटेऽपि

यः प्रियो यः सुहृद्बन्धुर्यो दाता योऽतिवल्लभः।
तदङ्गभक्षणाद्देवि ह्युत्पतेद्गगनाङ्गना॥

इति। अत्र हि देहप्रमातृताप्रशमनमेव पिण्डार्थः। श्रीमद्भगवद्गीतास्वपि

सर्वाणीन्द्रियकर्माणि प्राणकर्माणि चापरे।
आत्मसंयमयोगाग्नौ जुह्वति ज्ञानदीपिते॥

इति। स्पन्दे तु

यदा क्षोभः प्रलीयेत तदा स्यात्परमं पदम्।

इत्यनेनैव सङ्गृहीतम्। क्षोभो देहाद्यहम्प्रत्ययरूप इति हि तद्वृत्तौ भट्टश्रीकल्लटः॥८॥


Īdṛśasyāsya mātṛkācakrasambodhavataḥ—

Śarīraṁ haviḥ||8||

Sarvairyatpramātṛtvenābhiṣiktaṁ sthūlasūkṣmādisvarūpaṁ śarīraṁ tan mahāyoginaḥ parasmiṁścidagnau hūyamānaṁ haviḥ śarīrapramātṛtāpraśamanena sadaiva cinmātṛtābhiniviṣṭatvāt| Yaduktaṁ śrīvijñānabhairave

Mahāśūnyālaye vahnau bhūtākṣaviṣayādikam|
Hūyate manasā sākaṁ sa homaḥ srukca cetanā||

iti| Śrītimirodghāṭe'pi

Yaḥ priyo yaḥ suhṛdbandhuryo dātā yo'tivallabhaḥ|
Tadaṅgabhakṣaṇāddevi hyutpatedgaganāṅganā||

iti| Atra hi dehapramātṛtāpraśamanameva piṇḍārthaḥ| Śrīmadbhagavadgītāsvapi

Sarvāṇīndriyakarmāṇi prāṇakarmāṇi cāpare|
Ātmasaṁyamayogāgnau juhvati jñānadīpite||

iti| Spande tu

Yadā kṣobhaḥ pralīyeta tadā syātparamaṁ padam|

ityanenaiva saṅgṛhītam| Kṣobho dehādyahampratyayarūpa iti hi tadvṛttau bhaṭṭaśrīkallaṭaḥ||8||


Что касается такого [Yogī] (īdṛśasya asya), который достиг просветления (sambodhavataḥ) относительно группы (cakra) букв (mātṛkā)

Тело [человека, в которого было излито вышеупомянутое просветление] (śarīram), [становится] подношением (haviḥ)||8||

Тело (śarīram), чья природа (sva-rūpam) — грубая --физическая-- (sthūla), тонкая (sūkṣma), и т.д. (ādi) [и] которое *(yad)*осыпано (abhiṣiktam) состоянием познающего --т.е. осознанием Я-- (pramātṛtvena) во всех [существах] (sarvaiḥ), в случае великого Yogī (mahā-yoginaḥ), оно (tad) [становится] подношением (haviḥ), чтобы быть предложенным (hūyamānam) высшему (parasmin) огню (agnau) Сознания (cit), поскольку он постоянно погружен (sadā eva... abhiniviṣṭatvāt) [в состояние, где только] Cit --Сознание-- (cit) [воспринимается как] познающий, или испытывающий --mātṛ-- (mātṛtā), из-за прекращения (praśamanena) [представления о том, что] тело (śarīra) является познающим, или испытывающим --pramātṛ-- (pramātṛtā)1|

Это (yad) было высказано (uktam) в досточтимом Vijñānabhairava (śrī-vijñānabhairave):

"[Когда совокупность] элементов (bhūta), чувств (akṣa), объектов чувств (viṣaya), и т.п. (ādikam), включая ум (manasā sākam), выливается (hūyate) в огонь (vahnau), где происходит полное растворение (ālaye) великой (mahā) пустоты (śūnya), [тогда] это (saḥ) [является истинным] подношением (homaḥ). Ковш (sruk ca) [есть] Cetanā (cetanā... iti)2"||

Также (api) в уважаемом Timirodghāṭa (śrī-timirodghāṭe):

"[В случае] того, кто (yaḥ) [является] дорогим (priyaḥ), кто (yaḥ) [является] другом (suhṛt), родственником (bandhuḥ), жертвователем (dātā), [или] кто (yaḥ) [является] возвышенно любимым (ati-vallabhaḥ), О Богиня (devi), путем уничтожения (bhakṣaṇāt) [представления, что его] тело (aṅga) [есть] То --Самость-- (tad), Женщина --т.е. Śakti-- (aṅganā) в пространстве Сознания (gaganā) возвышается (utpatet), несомненно (hi... iti)"||

Здесь (atra hi), общее (piṇḍa) значение (arthaḥ) [есть] прекращение (praśamana eva) [идеи о том, что] тело (deha) — это Познающий, или испытывающий --Pramātṛ-- (pramātṛtā)|

Даже (api) в почтенной Bhagavadgītā (śrīmat-bhagavadgītāsu):

"Другие (apare) подносят (juhvati) все (sarvāṇi) действия (karmāṇi) indriya-s --Силы восприятия и действия-- (indriya) и (ca) действия (karmāṇi) жизненных энергий (prāṇa) огню (agnau) Йоги (yoga) самоконтроля --также "контроля ума"-- (ātma-saṁyama), разожженому (dīpite) знанием (jñāna... iti)"||
[См. Bhagavadgītā IV, 27]

В Spandakārikā-s (spande), [это же учение] было обобщено (saṅgṛhītam) этим [афоризмом] (anena eva):

"Когда (yadā) возбуждение (ума) (kṣobhaḥ)... полностью исчезает (pralīyeta), тогда (tadā) Высшее (paramam) Состояние (padam) имеет место (syāt... iti)"|
[См. Spandakārikā-s I, 9]

"Возбуждение (kṣobhaḥ) является (rūpaḥ) идеей (pratyaya), что Самость --т.е. 'Я'-- (aham) — это тело (deha), и т.д. (ādi... iti)", [согласно тому, что] почтенный (bhaṭṭa-śrī) Kallaṭa (kallaṭaḥ) [написал] в своем комментарии [на Spandakārikā-s] (hi tad-vṛttau)||8||


  1. В этом контексте под телом подразумевается не только физическое, но также тонкое, причинное и супракаузальное тела. Супракаузальное тело — это Бинду, точка синего Света, где огромная вселенная проявляется как крошечная масса чистого Сознания. Эта совокупность четырех тел обычно проявляется "осыпанной" осознанием я, или эго, т.е подавляющее большинство людей убеждены, что они есть тела. Однако, это не относится в великому существу, поскольку даже духовное тело (супракаузальное), являющееся очень тонким по сравнению с физическим телом, становится подношением, которое должно быть предложено огню Бога, точно также как очищенное масло, и т.п. подносится огню во время жертвоприношения жрецом. Почему? Потому что святое существо достигло цели жизни, осознав, что истинным познающим, или испытывающим является Cit (Высшее Я/Самость), а не тело. Так, после окончательного Освобождения, такой возвышенный человек больше не интересуется судьбой своего тела. Поэтому, он передает все в руки Бога.

Божественное Я может заставить его сохранить свое тело, и это состояние называется "Jīvanmukti", или Он может заставить отказаться от него (Videhamukti). В общем, эти святые существа остаются среди людей, сохранив все свои четыре тела, или они сохранят три, два или даже одно (супракаузальное тело); либо, они не оставят никакого тела и сольются с бесформенным Cit. Когда они сохраняют четыре тела или, даже, одно, это делается всегда на благо людей из-за сострадания Господа. Некоторые из них сохраняют свои тела на некоторое время, и когда они покидают свои физические тела в момент смерти, они оставляют только супракаузальное тело, чтобы жить в Siddhaloka (мире совершенных существ). Так или иначе, с точки зрения освобожденной души, вообще нет никаких сохраненных или отброшенных тел. Эти процессы происходя только с точки зрения ограниченного существа, осыпанного осознанием я. Ну, достаточно говорить об этих тайнах!

  1. Мне придется объяснить вам эту сложную строфу, по крайней мере немного: Термин "ālaye" означает "в ālaya". Если вы будете искать слово "ālaya" в словаре, вы получите "сосуд, дом, жилище и т.д.". Тем не менее, здесь это должно интерпретироваться как "ā + laya", или "полностью + растворение". Другими словами, частица "ā" равна "samantāt" (всецело, полностью и т.п.). Тем не менее, конечный результат — не "полное растворение", а "то, где имеет место полное растворение", поскольку это слово работает как Bahuvrīhi. OK, эта интерпретация не была моей блестящей идеей, когда я проснулся сегодня утром. Нет, она принадлежит тому же святому, который сейчас комментирует настоящее Писание, т.е. Кшемарадже. Он также написал комментарий на Vijñānabhairava. В строфе 149 (той, которая указана здесь), он комментирует:

"महाशून्यस्य शून्यातिशून्यपदस्य आ समन्ताल्लयो यत्र परतत्त्वात्मनि वह्नौ..." - "Mahāśūnyasya śūnyātiśūnyapadasya ā samantāllayo yatra paratattvātmani vahnau..." — "В огне (высшая таттва, или категория, т.е. Śiva), где происходит полное растворение великой пустоты, а именно, состоянии пустоты за пределами пустоты..."

Термин "mahāśūnya", или великая пустота, охарактеризован святым, как "शून्यातिशून्यपद" - "śūnyātiśūnyapada", или состояние пустоты за пределами пустоты. Kṣemarāja не объясняет глубоко этот термин там, но указывает в своем комментарии на Svacchandatantra (очень важном тантрическом Писании), что "śūnyātiśūnya" (пустота за пределами пустоты) является "महामाया" - "Mahāmāyā" (великой Māyā), и подобная интерпретация может быть также использована в этом контексте. Таттва, или категория, называемая "Māyā" — шестая. Эта Māyā есть пустота. Поскольку "Mahāmāyā" является действующей в таттвах с третьей по пятую, то можно сказать, что она, в действительности, — пустота за пределами пустоты. Mahāmāyā производит различия, но исключает разделение (например, Я есть вселенная - т.е. Я отличен, но не отделен от нее), в то время как Māyā порождает и различия, и разделение (например, Я не есть вселенная - т.е. Я отличен и отделен от нее). OK, теперь достаточно ясно, я думаю.

"Cetanā" — это "srúk", или ковш, поскольку точно как ковш выливает очищенное масло, и т.п. в жертвенный огонь, точно также Cetanā льет Citta (ум и его потомство в форме элементов, чувств, объектов чувств и пр.) в Cit, или чистое Сознание (Śiva). Хотя термин "Cetanā" невозможно точно перевести на английский (или какой-либо другой язык), Kṣemarāja упоминает, что:

"... चेतना विश्वानुसन्धात्री शक्तिरेव स्रुक्..." - "... cetanā viśvānusandhātrī śaktireva sruk..." — "Cetanā, Śakti, или Сила, исследующая все, действительно является ковшом"

Помимо "исследования", термин "anusandhātrī" означает "объединяющий", короче, Cetanā соединяет ум, чувства и пр. с Великим Господом. Хорошо, я должен остановиться здесь, или это примечание будет слишком длинным. Тем не менее, я лишь прикоснулся к поверхности.